Цинга – ошибка эволюции или закономерное её следствие?

Цинга – ошибка эволюции или закономерное её следствие?

Витамин С так хорошо лечит цингу по той простой причине, что она, собственно, вызывается его дефицитом. В его отсутствие организм не может производить достаточное количество коллагена. Это белок, образующий подавляющее большинство соединительных тканей, поэтому без него, как понятно, никак не обойтись. Так, например, у больных цингой людей истончается кожа, а раны на ней долго не заживают. То есть организм становится уязвим для разного рода инфекций. Также цинга может привести к разрушению сосудов и, как следствие, кровоизлияниям. Витамин С - это, конечно, далеко не единственное, что нужно для производства коллагена, но только его наш организм не может производить самостоятельно. Нам приходится употреблять его в пищу.

Однако большая часть живых существ на Земле этой проблемы не ведает - их организмы производят витамин С. И самое интересное, что наши далекие предки делали ровно то же самое. Более 60 миллионов лет назад то ответвление приматов, из которых со временем развился Homo Sapiens, вырабатывало это химическое соединение, которое, кстати, имеет ещё одно название - аскорбиновая кислота. Но затем эта способность была утеряна. Вернее, организм тех существ перестал производить всего один белок, который мы для удобства будем именовать "Gulo". Расписывать весь процесс образования витамина С не имеет смысла. Важно лишь знать, что в сложной цепочке реакций последняя стадия зависит от этого самого Gulo.

У большинства животных есть ген, который отвечает за производство этого белка. Более того, они могут регулировать количество генерируемого витамина С. Так, например, зимой, когда питательные продукты в дефиците, кролики наращивают его производство. У больных или испуганных коз происходит резкий выброс аскорбиновой кислоты. Даже у существ, находящихся на низших ступенях эволюции, вроде губок и медуз, есть гены, отвечающие за Gulo, а это означает, что это очень древняя часть ДНК. В клуб существ, у которых они отсутствуют, помимо человека входят морские свинки, некоторые летучие мыши и птицы, большинство рыб и многие приматы.

Медуза

То, что мы потеряли этот ген, может показаться несправедливым и прискорбным, но тут важно помнить, что подобные мутации случайны. В большинстве случаев они безвредны и незаметны, и лишь изредка затрагивают важные составляющие нашей ДНК. Последнее, конечно, всегда неприятно. Кстати, тот ген, что отвечает за Gulo, всё еще находится в нас – он превратился в так называемый псевдоген. Так именуется последовательность, которая накопила столько мутаций, что потеряла способность выполнять свою первоначальную функцию. В нашем геноме их очень много - около двадцати тысяч. К сведению - генов, которые делают то, что им определено природой, немногим больше - двадцать семь тысяч.

Теперь вы знаете, что в нашем геноме царит беспорядок, хоть это и не относится непосредственно к теме. Главный вопрос в том, почему неработающий ген Gulo передавался по эволюционной цепочке вплоть до человека. Ведь, если задуматься, и мы, и те виды, которые привели к нашему появлению, могли легко вымереть, не обладая способностью производить витамин С. Исследователей этот вопрос, естественно, интересует. И они зря получали бы свою зарплату, если бы не выдвинули гипотезу, которая многое объясняет. Дело в том, что отказ от Gulo не столь бесполезен, как кажется на первый взгляд. Этот белок в результате своих трансформаций производит побочный продукт - перекись водорода, которая, разлагаясь, образует свободные радикалы. Это частицы, несущие с собой неспаренные электроны, которые могут повреждать клетки организма, увеличивая риск возникновения некоторых заболеваний. То есть у организма есть резон стремиться к тому, чтобы производить их как можно меньше. Но это, наверное, слишком неочевидное преимущество, если учесть, к каким кошмарным последствиям может привести та же цинга.

Обезьяна с едой

Так что лучшим объяснением, по всей видимости, является то, что псевдоген Gulo не был устранен в связи с недостаточным эволюционным давлением. Отсутствие собственного производства витамина С легко компенсируется потреблением его в пищу. В момент деградации указанного гена приматы в основной своей массе обитали в тропиках, и в их рацион входило достаточно фруктов и овощей. То есть наши далёкие предки, скорее всего, просто не заметили этой прискорбной потери. Это уже чисто человеческая проблема. Именно нам свойственно плавать по морям без необходимого запаса витаминов, забираться далеко на север и доводить население до той степени истощения, когда цинга начинает проявляться даже в жарких широтах. Но эволюция работает только так и никак иначе.

Вас также может заинтересовать

Оставить комментарий

Другие записи из раздела Наш организм