Почему американцы красят стены тюремных камер в розовый цвет?

Почему американцы красят стены тюремных камер в розовый цвет?

Своими корнями эта история уходит в 40-е года прошлого века, на которые пришелся расцвет научной деятельности швейцарского психолога Макса Люшера. Он заявлял, что способен определить психосоматическое состояние человека и даже установить уровень концентрации некоторых гормонов в его организме на основании всего лишь любимого цвета индивида. Он предлагал участникам своих экспериментов выстроить в порядке предпочтения 8 основных цветов, и на этом зыбком фундаменте распределял людей по «категориям личности». Этот тест можно и сегодня найти на бескрайних просторах Интернета, и вы можете пройти его, если испытываете кризис идентичности. Но вы уже наверняка догадались, что это чистой воды лженаука и шарлатанство. Ярчайший пример эффекта Барнума, постулирующего, что люди обладают врожденной склонностью принимать любое расплывчатое описание своей личности как истинное.

Как бы то ни было, много лет спустя американский психолог Александр Шаусс познакомился с тестом Люшера, после чего родил собственную идею: возможно, не гормоны и эмоции влияют на восприятие цветов, а ровно наоборот – цвет определяет то, что человек чувствует в тот или иной момент времени. Чтобы подтвердить свои подозрения, Шаусс начал разглядывать различные цвета и прислушиваться к своим ощущениям. В какой-то момент ему показалось, что они влияют на его сердечно-сосудистую систему. Одни из них вроде бы повышали пульс, в то время как другие приводили к прямо противоположному результату.

Розовая краска

Один цвет ученый выделил особо – он получался вследствие смешивания одного галлона белой латексной краски для внутренних малярных работ с пинтой полуглянцевой красной краски для наружных поверхностей. Рассматривая его, Шаусс настолько «успокоился», что едва не потерял сознание. Решив удостоверить результаты своего одиночного на тот момент эксперимента, он продемонстрировал свое детище 153 другим людям. Все они, кстати, были мужчинами. Видимо, психолог совершенно не доверял представительницам слабой половины человечества. Впрочем, все могло объясняться и специфическими научными методами, которые взял на вооружение Шаусс. Конкретно в этом случае мужчины рассматривали цвет в течение минуты, а затем начинали сжимать ручной эспандер. Показанные результаты физического упражнения оказались в среднем на 23% хуже, чем после разглядывания одного из оттенков синего. Понятно, что корректность подобных опытов крайне сомнительна, но об этом мы поговорим чуть позже. Пока же продолжим основную линию повествования.

Правительство США, узнав о результатах экспериментов, решило найти им практическое применение. В 1979 году Джин Бейкер и Рон Миллер, директора исправительного центра ВМФ в Сиэтле, дали распоряжение покрасить в розовый цвет, предложенный Александром Шауссом, стены двух камер своего учреждения. Им показалось, что это позволит уменьшить уровень агрессии у заключенных. Через некоторое время был опубликован отчет, в котором утверждалось, что «враждебное поведение» сидельцев снижалось всего через 15 минут воздействия розового фона. Этот документ вызвал широкий резонанс в соответствующих кругах, и вместо того, чтобы заняться реальными делами по улучшению атмосферы в своих учреждениях, начальство многих американских тюрем принялось перекрашивать стены камер в «розовый Бейкера-Миллера».

Розовая раздевалка

Вскоре тот же самый оттенок перекочевал в психиатрические больницы, реабилитационные клиники и даже на стадионы. В последнем случае отличились две команды по американскому футболу из штатов Айова и Колорадо, которые перекрасили гостевые раздевалки в надежде на то, что это будет ослаблять приезжих спортсменов. Хитрость была оперативно разоблачена, и в правила проведения соревнований соответствующей федерации был внесен пункт, согласно которому раздевалки обеих команд должны быть окрашены в один и тот же цвет. «Розовый Бейкера-Миллера» был испытан и по ту сторону Атлантического океана. Швейцарская пенитенциарная система окрасила в его более светлую версию 30 камер в десяти тюрьмах. Также «модернизации» подверглись несколько помещений для содержания пьяных в полицейских участках.

А теперь пришло время вернуться, как было обещано, к вопросу о сомнительности опытов Александра Шаусса. Его гипотеза об изменении частоты сердечных сокращений под воздействием цвета действительно выглядит крайне спорно. Её проверяли многократно, и каждый раз результаты оказывались неоднозначными. Одно исследование вроде бы показало, что розовый цвет способен снижать кровяное давление, однако несколько других не смогли воспроизвести этот результат. В ходе ещё одного вообще выяснилось, что этот оттенок работает как средство подавления аппетита. В общем и целом, можно сделать вывод, что он и в самом деле воздействует на человека, но как именно, пока совершенно неясно.

Но что это, если не естественная биологическая реакция? Некоторые исследователи предположили, что данный феномен может иметь объяснение в культурологической плоскости. Как мы помним, испытания проводились Шауссом исключительно на мужчинах, а для них розовый цвет наверняка являлся символом женственности. Вполне возможно, что он подсознательно успокаивал их, заставляя проявляться заложенные в каждом феминные черты. Эта точка зрения действительно имеет право на существование, так как психология цвета прямо зависит от культурных особенностей.

При строительстве европейского «Диснейленда» американцы экспортировали в качестве основного элемента оформления ярко-фиолетовую цветовую гамму, которая на их родине ассоциируется с магией и королевской властью. Однако при этом они почему-то забыли, что мир гораздо шире, чем Соединенные Штаты. Во Франции, где сильнее традиции католицизма, фиолетовый цвет – это символ скорее не волшебства, а уныния и смерти, так как он ассоциируется с распятием всем известного библейского персонажа. И если бы тесты с использованием розового цвета проводились до Второй мировой войны, они вполне могли бы дать другие, менее успокаивающие результаты, так как тогда он ассоциировался с мужеством и жизненной энергией. В чем здесь итоговый вывод? Наверное, в том, что в данном вопросе все чрезвычайно сильно запутано и нам придется дождаться результатов более серьезных исследований.

Вас также может заинтересовать

Оставить комментарий

Другие записи из раздела Общество