История передачи информации на большие расстояния

История передачи информации на большие расстояния

Зрение и слух

Еще задолго до XVIII в. возникла острая потребность в передаче сообщений. Человек пробовал использовать свои органы чувств, а также природные стихии. Созывая мужчин племени на охоту или предупреждая об опасности, древний человек просто громко кричал об этом.

Иногда силы голоса не хватало. Так появились трубки из рогов животных.

Но иногда сообщения не предназначались для посторонних, и на помощь пришло зрение. На вершине холма или другой возвышенности человек подавал условный сигнал. На дальние расстояния использовались костры. Коренные жители Северной Америки использовали дым, применяя разные способы раскладки костров.

Для точной передачи информации нужны были специальные люди. Так появились гонцы, переносившие и передававшие сообщения. Один из знаменитых гонцов, после победы над персами в битве при Марафоне, в 490 г. до нашей эры был отправлен с донесением в Афины. Не останавливаясь, он пробежал 42,195 км., успел крикнуть: «Радуйтесь, афиняне, мы победили!» — и, по преданию, тут же скончался.

Правдивость этого события, которое описал Плутарх через пять столетий, а затем Лукиан, вызывает некоторые сомнения.

У царя Кира было 30 тыс. курьеров, их называли «царскими ушами».

В самую эпоху могущества Рима сообщения, необходимые для доставки на расстояние в 1600 км., достигали адресата через 4 дня.

Вскоре наряду с устными сообщениями использовались и письма.

Во время монголо-татарского ига на территории Руси возникли ямские станции. Слово «ям», да и систему сообщений — монголы заимствовали у Китая.

В период правления Ивана Грозного на Руси было более трех сотен таких станций. Ямская дорога была основным средством сообщения до 1880 г., когда появились железные дороги.

Скороходы-рекордсмены

Однако ни одна из известных эстафетных систем связи Средних веков не могла сравниться в скорости с курьерской службой «часки», сложившейся в империи инков в Южной Америке. Вступившие на континент Нового Света, европейские колонизаторы были поражены ее эффективностью. Гонцы инков способны были пробежать 2500 км, сменяя друг друга, от Куско до Кито за 5 дней, в условиях высокогорья!

Курьеров набирали из близлежащих деревень и тренировали. Большое внимание отводилось и способности точно запоминать длинные устные сообщения. Как свидетельствовал один из конкистадоров, бегуны хранили сообщения в очень большом секрете, даже под пыткой они не выдавали их содержание. Система была поистине эффективной, и сохранилась в Перу и при испанском владычестве на этой территории вплоть до 1800 г.

Гонцы передавали друг другу также узелковое письмо кипу. Оно состояло из главного шнура, иногда длиной несколько метров, со свисавшими разноцветными небольшими веревочками с узлами, завязанными через некоторое расстояние друг от друга. Узелки кипу не были письменностью в современном понимании, а имели в основе десятеричный счет, поэтому без пояснения толкователей были бесполезны, как цифры давно забытого машинного кода.

Новая эпоха - новая связь

Эстафеты с участием скороходов, всадников и почтовых голубей перестали удовлетворять потребности Нового времени. Первые проекты создания более совершенных «атмосферных оптических средств связи» появляются в конце XVII и начале XVIII столетия во Франции и Великобритании, где быстро развивались техника и промышленность.

Отцом оптического телеграфа считают Роберта Гука. Предложенная им сигнальная система была довольно громоздкой, но использовалась на английском флоте без кардинальных изменений вплоть до конца XVIII столетия.

Весьма интересным был т.н. гелиограф Кесслера. Аппарат был ничем иным, как пустой бочкой, где размещалась лампа с отражателем, посылавшим луч света в одном направлении. Проворно открывая и закрывая створки в бочке, получались различные комбинации кратких и долгих временных миганий. Каждая из комбинаций соответствовала одной из букв алфавита.

Наконец, 12 июля 1793 г. француз Клод Шапп совершил революцию в оптической связи. Это была конструкция из рамы, названной регулятором, и прикрепленных к ней крыльев-реек. Поворачивая раму и рейки, получались различные фигуры. Соответственно, каждый вариант мог обозначать букву или цифру. На расстоянии в несколько миль друг от друга были построены два поста с идентичными регуляторами. Оба пункта для надежности оборудовали подзорными трубами.

Шапп провел испытания. В присутствии правительственной комиссии за три дня были продемонстрированы возможности прибора для передачи информации на достаточно дальние расстояния. В итоге, прибор был признан надежным и быстрым. По рекомендации комиссии, Шапп переименовал свое устройство в телеграф. Этим названием мы пользуемся и поныне.

Успех испытаний привел к тому, что тут же было вынесено решение о безотлагательной стройке линий телеграфов Париж — Лилль протяженностью 60 миль (французская сухопутная миля составляет почти 4,5 км). Сам Клод Шапп был назначен «инженером телеграфа», и ему поручили надзор за строительством.

Промежуточные станции были установлены примерно через каждые 30 километров, в гористой местности это расстояние сокращали. В 1798 году открылась телеграфная линия Париж — Страсбург — Брест, в 1803 году — линии Париж — Лилль (с последующим продолжением до Дюнкерка и Брюсселя) и Париж — Милан. Оптический телеграф от Милана до Венеции построили в 1810 г. А в скором времени и другие европейские столицы и крупные города.

Для понимания быстродействия укажем, что передача одного знака из Парижа в Тулон на расстояние 1068 км составляло 20 минут. Недостатками оптического телеграфа Шаппа являлись зависимость от атмосферных условий и отсутствие возможности работы в ночное время. В среднем линии могли функционировать только 6 часов в течение суток. Телеграф данной конструкции использовался во Франции вплоть до 1855 года.

От Англии до Индии

Несколько видоизмененные сигнальные аппараты широко применялись во множестве государств.

В Англии лорд Джордж Мюррей внес в конструкцию Шаппа несколько важных усовершенствований. Важнейшим стало использование световых приборов, что позволяло телеграфу функционировать и ночью. Линия связала Лондон, Дувр и Портсмут. Затем телеграф Мюррея заработал в Индии и Египте.

Одновременно разновидности оптического телеграфа заработали в Швеции и Пруссии. Рядом с Потсдамом одна из гор (на которой размещались приборы) и сейчас называется Телеграфенс-берг. Прусское устройство считалось технически наиболее совершенным. Можно было передавать больше четырех тысяч различных знаков.

В России оптический телеграф получил применение ближе к сер. XIX в. Хотя поезда надежно доставляли письменные сообщения на большие расстояния (для чего разработали конструкцию специального почтового вагона), параллельно возникла насущная необходимость передавать информацию о движении составов со скоростью, превышавшей скорость поезда. Причиной тому послужили катастрофы.

В частности, в августе 1841 г., всего-то про прошествии трех лет после открытия регулярного движения на Царскосельской «чугунке», машинист, находясь в состоянии алкогольного опьянения, проскочил остановку, не пропустив встречный состав. В результате лобового столкновения шесть человек погибли и 78 получили ранения различной степени тяжести. Вскоре после этого через каждые пару верст вдоль путей установили мачты. На них дежурные при помощи тяг проволокой днем поднимали черные шары, а, напротив, ночью они поднимали красные фонари. Такими сигналами можно было передать всего три указания: об остановке состава, «о требовании оного» и о необходимости помощи дополнительного локомотива. Все расстояние от Петербурга до Павловска оптический сигнал покрывал за полчаса.

В 1846 г. в действие вступила Варшавско-Венская железная дорога (до границы с Австрией), другая в России, параллельно ей сразу был построен телеграф. На каждом посту располагалась мачта с подъемными чугунными шарами. Ночью шары заменяли фонарные столбы. При помощи этой системы (по высоте размещения сигнала) стало возможным подавать уже 4 сигнала.

Охранник, замечая сигнал на соседском телеграфе, должен был сразу поднять такой же и снять его после того как пройдет поезд или переменятся соседние сигналы. Конструкция приборов на первейших железнодорожных путях страны были усовершенствованы. Прежние примитивные устройства вскоре заменили семафорами: сначала с деревянными, а затем и с металлическими крыльями.

Сегодня семафоры можно увидеть лишь в музеях и на исторических «заповедных» железнодорожных линиях. Несмотря на довольно широкое распространение в середине XIX века, "ахиллесовой пятой" оптического телеграфа являлись зависимость от погодных условии и невозможность защиты передаваемой информации от посторонних глаз. Эти недостатки удалось устранить лишь с началом использования электричества, которое и предопределило новые направления дальнейшего развития связи.

Вас также может заинтересовать

Оставить комментарий

Другие записи из раздела История